Порой бывает легче болеть, страдать от невыносимого и беспощадного давления или сойти с ума, чем привнести в  реальность дух, который заставляет человека столкнуться с социальными конфликтами, непониманием и одиночеством. Какой же в этом великий мистический вызов и какая боль — быть человеком!

Арнольд Минделл.

«Когда невыносимая боль тисками сжимает голову, когда нет больше сил жить от состояния безысходности, я беру бутылку водки и, превозмогая колоссальное отвращение к ее вкусу, выпиваю первый стакан. Через некоторое время боль проходит, и я вхожу в приятное состояние покоя и полного безразличия к окружающему миру. Мне никто не может сделать больно».  Так говорила одна из наших пациенток, больная хроническим алкоголизмом, талантливая и очень ранимая женщина, уставшая от бесконечных измен своего мужа.

Вспоминая об этой женщине, я думаю, что у меня тоже бывают в жизни моменты, когда тяжело работать, любить, просто тяжело жить. Тогда я беру паузу, отправляюсь в знакомое место в центре Москвы, поднимаюсь на второй этаж старинного особняка и вхожу в полутемный зал. Я знаю, что сейчас для меня остановится время, и я войду в свой мир, в самые глубины своей психики и это станет началом моего исцеления. И вот начинается. Я слышу знакомый голос своего терапевта, расслабляюсь, ровно дышу, фокусируя внимание на дыхании под тихую спокойную музыку. Потом перехожу к усиленному дыханию. Начинаю интенсивно двигаться, напряжение сменяется неудержимым дикарским танцем, который постепенно переходит в состояние легкости и расслабления. Мне кажется, что я на очень глубоком уровне соединилась со всей жизнью на планете. Время текло все медленнее и, наконец, совсем остановилось. Меня коснулось дыхание вечности. Вся внутренняя болтовня и суета угомонились и уступили место абсолютной тишине и неподвижности. Я находилась в состоянии глубокого покоя, где все мои желания и нужды были удовлетворены и на все вопросы были получены ответы…

Я находилась на сеансе трансперсональной психотерапии или, если быть точнее, на сеансе одного из направлений этой терапии — холотропного дыхания. Холотропная терапия — альтернативный вариант глубинной психологии, направленный на восстановление целостности (от греч. Hоlоs — «целостный»). Специально разработанная всемирно известным американским психиатром Станиславом Грофом процедура включает контролируемое дыхание (гипервентиляцию), музыку и различные формы использования звука, а также фокусированную работу с телом. Основное кредо холотропной терапии состоит в признании потенциала измененных состояний сознания , способных к трансформации и эволюции, обладающих оздоровительным воздействием. Основная стратегия сводится к тому, чтобы довериться мудрости нашего тела.

Используя глубокое, быстрое и частое дыхание, мне удалось погрузиться во внутренние пространства своей психики. Под воздействием такого дыхания и побуждающей музыки я вошла в измененное состояние сознания, которое активировало самые глубокие пласты моей личности и интегрировало их в очищающем, хотя порой и  мучительном переживании. Я сама выбрала момент прекращения участия в сеансе, руководствуясь собственным ощущением глубокого удовлетворения и достаточности. Глубокие, искренние переживания очевидны, они самоосвобождающие. И во время обсуждения после сессии у меня было чувство восхищения новыми открытиями в познании себя и своей души, чувство ее освобождения, облегчения и стабилизации.

Что же привело к такому решению моих внутриличностных проблем? Почему я нашла такой способ самореализации в сложные периоды своей жизни? И почему же в начале данной работы я вспомнила о своей пациентке, больной хроническим алкоголизмом, которая решала свои проблемы с помощью психоактивного вещества — алкоголя? Сейчас я выскажу удивительную мысль: и я, и она решали свои проблемы с помощью погружения в измененное состояние сознания.

Глубинная потребность изменять сознание присуща каждому человеку. Это врожденное, естественное побуждение, такое же как голод или половое влечение. Если внимательно понаблюдать за детьми, то мы увидим, что они экспериментируют с необычными состояниями: дети кружатся до полного умопомрачения, пока не свалятся с ног, задерживают дыхание, пока не закружится голова и не потемнеет в глазах или , глубоко вздохнув, выдыхают, в то время как их товарищи по играм обхватывают их на выдохе вокруг груди и сжимают до тех пор, пока те не начнут терять сознание. Я убеждена, что эта глубинная потребность изменять сознание отражает наше естественное желание выходить за пределы повседневной эгоистической личности и переживать себя в более широком смысле.

Измененные (необычные, особые, трансовые) состояния сознания и экстатические переживания могут возникать в разных стадиях сна, под влиянием сексуальных эмоций, гипноза, длительного голодания, гипервентиляции (перенасыщения крови кислородом) или, наоборот, при задержке дыхания, употреблении психоактивных веществ. Влюбленные, творческие люди или глубоко верующие тоже переживают подобные состояния. Такие переживания снимают психологическое напряжение, освобождают от раздраженности, злобы и всего того, что мешает жить.

Измененные состояния сознания обладают колоссальными целительными возможностями, и они с древних времен широко использовались в духовных практиках. Любая религия имеет в своем арсенале огромное количество ритуалов, погружающих человека в измененное состояние сознания различной глубины.

Больные алкоголизмом и наркоманией постоянно ищут особого состояния, состояния ухода от реальности, иллюзии счастья. Для поиска этого состояния может быть множество причин и, по большому счету, у каждого человека свои причины. И каждый из них находит свой путь достижения этого иллюзорного счастья — кто-то с помощью алкоголя, кто-то — героина, а у кого-то достижение высшего блаженства — «кураж» с помощью стимуляторов и т. д.

Каждый сознательный человек слышал о возможных последствиях неконтролируемого употребления психоактивных веществ: об адской зависимости от героина, о риске передозировки, об опасностях состояния алкогольного опьянения, об умственной деградации человека, употребляющего алкоголь и наркотики, о повышении вероятности заболевания раком при курении. И тем не менее люди продолжают употреблять психоактавные вещества. Ради того, чтобы хотя бы на время изменить себя, создать состояние внутреннего благополучия, которое помогает им пережить трудности жизни, люди рискуют своим здоровьем, работой, семьями, а иногда и жизнью.

Пойти по пути запрета того или иного психоактивного вещества не представляется возможным. Запретив одно психоактивное вещество, мы неминуемо придем к злоупотреблению другим, ведь больной ищет состояние, которое вызывает это вещество.

С древних времен известно, что различные вещества растительного и животного происхождения вызывают патологические состояния. В историческом развитии почти каждая культура экспериментировала с растениями, что привело к накоплению знаний о многих психоактивных ядах, известных сегодня. Важными моментами в древней психофармакологии явилось открытие и использование алкоголя, конопли и опиума в Европе, кофеина, никотина, кокаина в Азии, а также растений-галлюциногенов, таких как мескаль (неколючий полукруглый кактус, растущий в Мексике и на юго-западе США), из которого добывали мескалин — галлюциногеновый алкалоидный яд, и некоторых разновидностей грибов, из которых в доколумбовой Америке получали псилобицин. Развитие психофармакологии в ХIХ веке включает извлечение сильного болеутоляющего морфина из опиума, введение в пользование закиси азота, эфира и хлороформа и раннее использование кокаина как стимулятора. В 30-е годы ХХ века начинается использование амфетамина в качестве психостимулянта. В 1943 г. были открыты галлюциногенные свойства ЛСД.

Табак, кофе, алкоголь — это самые распространенные психоактавные вещества, чаще всего употребляемые людьми. Однако широко используются также марихуана, гашиш, ЛСД, мескалин, амфетамины, кокаин и даже героин.

Так что выбор велик, всего не запретишь. Необходим иной путь решения этой проблемы. Одним из направлений на этом пути нам видится исследование измененных состояний сознания и психотерапевтических методик, индуцирующих это состояние.

Начиная работать в наркологии, мы с моим коллегой врачом психиатром-наркологом Гавшиным Назаром Владимировичем опирались на традиционные методики, такие, как детоксикация, поддерживающая медикаментозная терапия, поведенческая психотерапия (кодирование). Но их оказалось достаточно лишь для достижения мучительной годовой ремиссии (отказа от алкоголя) с последующим тяжелым запоем, когда больной пытался наверстать упущенное за год. Ему хотелось как можно дольше находиться в желанном расслабленном состоянии, которого у него не было так долго, и  получить которое он способен, только употребив алкоголь.

Мы стали искать ответы на вопросы: как  помочь нашим больным выйти на глубинные причины злоупотребления алкоголем и другими психоактивными веществами и как научить их входить в целительные измененные состояния сознания без химических веществ.

На помощь нашим больным, пришла трансперсональная психотерапия или, как я уже упоминала ранее, одна из ее разновидностей – холотропное дыхание, которое, используя только лишь дыхание, специально подобранную музыку и фокусированную работу с телом, приводит пациентов в измененное состояние сознания. Но дело не только в этом. В результате трансперсональной психотерапии глубинные проблемы, приводящие к злоупотреблению психоактивными веществами, преображаются в поток необычных ощущений, переживаемых осознанно, и после этого прорабатываются пациентом либо на индивидуальной или групповой психотерапии, либо самостоятельно.

Глубокое дыхание, совершаемое в быстром темпе в течение длительного времени, сопровождаемое специально подобранной музыкой, способно вызвать глубокие трансформирующие переживания.

Холотропное дыхание использует потенциал психики к самоисцелению, участник сеанса за короткое время получает о себе обширные новые знания, а главное — развивает у себя чувство уверенности и контроля, он начинает понимать, что единственный человек, который ему действительно может помочь — это он сам.

Также во время сессии холотропного дыхания активируются энергии, связанные с травмой рождения. Станислав Гроф утверждает, что алкоголизм и наркомания также имеют перинатальные (околородовые) корни. Особое значение имеет свободное использование анестезии во время родов. Определенные вещества, примененные с целью облегчения боли матери, учат новорожденного на клеточном уровне видеть состояние, вызванное препаратом, как естественный путь для бегства от боли и трудных эмоций. Эти открытия недавно были подтверждены клиническими исследованиями, связывающими различные формы суицидального поведения со специфическими аспектами биологического рождения. Среди них выбор самоубийства при помощи наркотиков был связан с использованием анестезии во время родов.

Во время сессии холотропного дыхания напряжение и блокады, которые возникли у наших больных во время рождения, усиливаются и проявляются. Продолжение интенсивного дыхания доводит их до кульминации, разрешения и снятия. Участников сеанса поощряют к эмоциональному и динамическому проявлению, рекомендуя настраиваться на возникающий поток эмоций. В этих условиях участники сеанса зачастую принимают необычные позы, издают странные звуки, делают неожиданные движения, что способствует интеграции бессознательного материала, разрешению внутренних конфликтов.

Таким образом, холотропное дыхание — это принципиально новый, сочетающий в себе интенсивное дыхание, специально подобранную музыку и физические воздействия психотерапевтический метод, который в измененных состояниях сознания активирует самые глубокие пласты личности и интегрирует их в очищающем, хотя порой и мучительном переживании.

Пациентка, о которой шла речь в начале нашей статьи, так описывает свои впечатления об одной из индивидуальных сессий холотропной терапии: «Я начинаю глубоко дышать. Вдруг слышу барабанный бой. Громкий резкий звук. И вылетаю. Во вселенную (так я чувствую). И потекли слезы. Целый поток. Я чувствовала, как дрожали веки, как скатывались под голову слезы. И при этом я была достаточно независимым наблюдателем, чувствительным и внимательным ко всему, что происходило снаружи и внутри. Внутри — тоже звучало что-то. Где-то вверху тонко висел прозрачный звук — его-то я и старалась услышать. И могла, так как была внимательна. Он звал, и я шла.  Я держалась за звук. И он меня держал… Я очень ясно ощутила причины своей болезни, вспомнила пьяного отца и то, как он бил на моих глазах маму. Потом я боролась с двухметровым змеем, который пытался задушить меня и впрыснуть в меня яд с мерзким запахом водки. Когда мне впоследствии предлагали выпить спиртное, я сразу вспоминала эти ощущения и чувствовала колоссальное отвращение к алкоголю… Потом слезы остановились, боли в теле прошли. И мне казалось, что я стала легче… Появилось ощущение общности со всем миром и чувство благодарности за исцеление».

В жизни нашей пациентки еще было много сложностей, но главное, что она перестала решать свои проблемы с помощью алкоголя. Она не употребляет алкоголь в течение полутора лет и надеется, что так будет всегда. Она осознала, что алкоголизм – болезнь неизлечимая и смертельно опасная и остановить ее развитие можно только с помощью полного отказа от спиртного. И в этом ей помог опыт, приобретенный в процессе холотропной терапии. Нашей пациентке удалось выйти на свой внутренний ресурс, на внутреннего целителя, а в этом и есть успех любой терапии.

В качестве примера хочется привести рассказ еще одной нашей пациентки, больной героиновой наркоманией, проходившей реабилитацию в одном из подмосковных центров. Описанные переживания стали определяющими в ее решении отказаться от наркотиков.

«...Увидела себя сидящей за столом, рядом со мной сидели моя трезвая и моя пьяная части. Пьяная часть была похожа на большую черную птицу, она накрывала нас своими крыльями и прижимала к столу. Было ощущение, что она хочет нас уничтожить, придавить. И тогда я сказала ей: «Дорогая моя пьяная часть, ведь ты — часть меня. Если ты уничтожишь меня, то и сама погибнешь». Пьяная часть удивленно на меня посмотрела и стала уменьшаться в размерах. Я погладила ее по голове, она улыбнулась мне в ответ и стала совсем маленькой. Внезапно я увидела, что сижу за тем же самым столом одна и чувствую удивительное состояние расслабления и покоя... Я увидела себя маленькой девочкой, лет пяти. У меня были голубые глаза, пушистые светлые волосы, я увидела маленькие ручки с бархатной кожицей и тонкие еле заметные венки. Я подбежала к этой девочке, взяла ее на руки и заплакала. Как я могла в такое чудо засовывать иглы! У меня беспрерывно лились слезы, потом  видение пропало, и я увидела бескрайнее синее небо. Я стала подниматься все выше и выше. Потом я поняла, что лечу к какой-то планете, от нее к другой, третьей. Я облетела множество планет, увидела, что они все разные. А на последней планете я встретила добрую волшебницу, которая открыла мне один секрет. Она сказала, что какими бы разными ни были эти планеты, у них есть единственное объединяющее чувство — любовь. На всех планетах все разумные существа любят одинаково, испытывают такие же чувства, как и мы. И я почувствовала переполняющее меня, огромное чувство любви ко всему миру, которого я не испытывала никогда раньше».

В нижеследующей выдержке из отчета о мощном сеансе, включающем холотропное состояние сознания, прекрасно показана проработка бессознательного материала, связанного с травмой рождения. Автор этого рассказа – также наш пациент, больной хроническим алкоголизмом. В настоящее время он не употребляет алкоголь в течении пятнадцати месяцев, периодически получает курс индивидуальной психотерапии, участвует в групповых сессиях холотропного дыхания. Утверждает, что впервые за долгие годы почувствовал удовольствие от жизни. Надеется никогда не возвращаться к алкоголю.

«...Я пробираюсь по узкому тоннелю на поверхность, вижу впереди свет. Тоннель вибрирует, он может разрушить меня. Я чувствую боль в мышцах рук и ног, состояние удушья. Я из последний сил поднимаюсь на поверхность, если не поднимусь, то погибну. Я работаю руками и ногами, я рву этот тоннель зубами. Наконец, я приближаюсь к выходу, высовываю голову и руками помогаю себе подняться. И тут я вырываюсь в небо, лечу над зеленым лугом и чувствую колоссальное облегчение, начинаю дышать полной грудью, жадно вдыхая воздух. Боли в мышцах также внезапно прошли. Состояние расслабления и легкости...»

Мы очень рады, что становится все больше мужчин и женщин, доверяющих глубинной мудрости своей психики, понимающих, что лучший целитель находится внутри самого человека. Никакие методики и специалисты не помогут до тех пор, пока сам человек не осознает необходимости лечиться и необходимости  глубинной трансформации. И нет для специалиста большего счастья, чем видеть своих пациентов счастливыми, обновленными, живущими полноценной жизнью.

Дороганич Светлана

медицинский психолог,

директор «Центра кризисных состояний»