Перед прочтением желательно прочесть:  Первый сеанс (12.06.2009), г. Кишинёв

Перед погружением

Когда я дышал, мне казалось, что второй опыт во много слабее и менее интенсивен, чем первый; когда же я открыл глаза, то понял, насколько заблуждался. Он подарил мне нечто такое, что не может быть выражено словами и осознано ― по меньшей мере, сейчас, ― и поэтому я ограничусь, как и прежде, лишь детальным пересказом своих ощущений и реакций ― пересказом своего погружения.

В первый наш подход я, руководствуясь какими-то внутренними порывами, выбрал позицию ситтера; на этот раз мир прислал мне в пару моего доброго друга Колю. Мой вчерашний процесс в качестве ситтера был интересен тем, что одновременно с проработкой физических блоков подопечной мне пришлось прорабатывать и свои блоки ― эмоциональные. Я об этом умолчал в предыдущей записи, но сейчас хочу обратить ваше внимание на одно «необычное» совпадение. Женщина, с которой я попал в пару в первый сеанс, была мне незнакома. И при этом она оказалась матерью двух близнецов, с которыми я не единожды пересекался в течение своей жизни. Близнецов, с которыми у меня связан ряд неприятных ситуаций из далёкого детства. И именно благодаря этой женщине и тому, что я оказался с ней в паре, я обнаружил в себе глубокую обиду и непрощение этих близнецов; поэтому, пока у неё шёл сеанс дыхания, у меня шёл свой собственный процесс ― прощение.

Во второй день, подобно первому, во время моего наблюдения за дышащим одновременно пошла работа над собой. В процессе наблюдения я вошёл в состояние некоего транса, в котором окружающий мир вдруг сузился до пределов небольшого зала, а зал, в свою очередь, расширялся и увеличивался. Я помню удивительную волну, которая захватила нас, наблюдающих, волну ритма, движения, драйва… Эмоции рождались в покое ― и уходили в ещё более глубокий покой. Несколько раз возникало желание заплакать без каких-либо на то причин, желание странное и необъяснимое. В определённый миг, во второй половине сеанса моего дышащего, я увидел яркий образ: словно всё вокруг заполонили шарики разных размеров и цветов ― энергетические шарики. Они мелькнули на мгновение перед глазами, будто воочию, ― и исчезли спустя мгновение. Именно после этого процесса я сполна понял слова, услышанные в первый день от одного из ситтеров: «…Такое ощущение, как будто дышал я». Это было именно так. Внутри что-то шевелилось.

Подступил второй подход дыхания, в котором я был холонавтом. Отсутствие каких-либо ожиданий, ― что удивительно для меня, ― расслабляющая медитация, внимание на вдохи, выдохи, ключевые слова мастера-ведущей, и…

«Я желаю Вам доброго Пути»

…Я усиленно задышал. Процесс начался под добрый психоделический эмбиент середины 90-ых в лице Banco De Gaia, и первые минуты я то и дело отвлекался на хорошо знакомые мелодии и ходы. С самого начала сеанс показался стабильнее, чем первый.

Разум потерял почву неожиданно. Окружающий мир вдруг закружился, завертелся в неспокойствии; его наполняли только оглушительные ритмы и стремительные звуки моего дыхания. В первые минуты я то и дело терял себя и погружался в странную, чуждую темноту ― такую, которая появляется из ниоткуда под веществами-диссоциативами, ― и выплывал обратно, в зал, полный музыкальных вибраций и чужого дыхания.

Мне казалось сначала, будто у меня великое множество мыслей, столько, сколько не было ещё никогда. Они приходили отовсюду, наплывали со всех сторон, отвлекали от музыки; с дыханием я слился воедино намного быстрее, чем в предыдущий сеанс.

Когда я выплыл в очередной раз из темноты, то понял, что потерял ощущения времени; при этом мои выдохи были настолько громкими, что временами переходили на крик. Это продолжалось недолго. Изредка в теле возникали болевые ощущения, в устранении которых мне помогал ситтер и ведущие, но в целом всё проходило намного спокойнее, чем в первый раз, ― такого, чтобы меня держало четыре человека одновременно, как тогда, уже не было. По субъективным ощущениям, блоков в теле на этот раз появлялось немного и практически все они уходили быстро. Отметил для себя боль где-то чуть выше печени, которая возникла ещё в первый день; очень сильно немело лицо по всей площади: щёки, губы, лоб, надбровья… Лицу помог неоднократный массаж, а ощущения в области печени, я подозреваю, возникнут ещё на дальнейших сеансах.

По окончанию активной фазы дыхания (первые двадцать-сорок минут) несколько раз проваливался в дрёму, но почти сразу пробуждался. В очередной раз отмечу, что процесс проходил намного спокойнее, чем первый: начиная с того, что боль в теле возникала редко и ушла быстро, ― и заканчивая тем, что практически не было никаких эмоций и чувственных ощущений.  Остались позади (а может, и впереди) «приступы» восторженной детской радости, длительного смеха… Не возникало теперь и состояния единства с миром (стоит понимать, что это всего лишь мой ярлык на ощущение необыкновенного блаженства). Физический и эмоциональный уровни ― всё ровно. А вот мысленный…

В голове царил хаос. Огромное количество мыслей, приходивших одновременно, вызывало состояние «перегрузки», такое интересное состояние, при котором, кажется, ты воспринимаешь и переживаешь все свои мысли до единой ― и одновременно с тем не способен сосредоточиться ни на одной.

Интересный момент: мне неоднократно казалось, что сеанс на этот раз слишком поверхностен. Казалось из-за отсутствия эмоциональных переживаний, малого количества физических ― и избытка мыслей. Почти всё время, от начала и до конца сеанса, я ощущал себя присутствующим и контролировал своё состояние. И только когда я «вынырнул» и открыл глаза, то понял, насколько заблуждался.

Я опять сосредоточился на своём дыхании, с которого несколько раз сбивался. Дышалось намного легче, чем вчера. Внезапно я почувствовал на вдохе, как волна чего-то нематериального несётся по позвоночнику вверх, а на выдохе ощутил, как та же самая волна стремительно опустилась по лицевой половине тела вниз, сформировав кольцевую траекторию пути. Вдох ― волна мчится вверх, выдох ― опускается вниз. Это было настолько привычное ощущение, что мне показалось, будто такое происходило всегда… вдох ― волна поднимается, выдох ― пробегает обратно.

А потом я увидел первый образ ― широкий, панорамный и живой. Это произошло после того, как от внутреннего диалога не осталось ни следа. Яркая картинка появилась перед глазами: я различал обстановку, освещение, людей, общее настроение… Единственное, что мне не удавалось, ― это проникнуть вовнутрь. Я по-прежнему оставался всего лишь сторонним наблюдателем. Первая картинка, окрашенная в яркие тёмно-синие тона, уступила место второй, затем третьей, четвёртой… Они все витали вокруг, я оказался несоизмеримо ближе к ним, чем в первый раз, ― но понять, что происходит в каждом отдельно взятом образе, то есть оказаться внутри его, мне не удалось.

Запомнил… Я запомнил удивительное ощущение чьего-то присутствия где-то глубоко внутри меня, когда эти образы начали хаотично возникать и сменяться. При всём при этом, в их хаосе была какая-то закономерность, а вот какая ― мне понять не удалось… Когда они завертелись около меня, я почувствовал, как будто проваливаюсь, скольжу в глубину. В глубину, где меня ждала темнота. Темнота, похожая на ту, что приходила в самом начале… ― и при этом неуловимо отличная от неё.

Мои воспоминания делятся на две части: одна ― это «до», другая, соответственно, ― «после». До погружения в темноту ― и после выныривания. О том, что было между, мне рассказывать непросто, ― непросто облекать в слова.Я могу сравнить это с плаванием в море… Это сродни тому, когда тебя окружает со всех сторон огромная толща воды. Она полна жизни: удивительной, совершенно непривычной для тебя, временами чуждой… Находясь в её сердце, ты с необыкновенной ясностью и остротой понимаешь то, насколько эта стихия жива.

В своём втором сеансе ХД я оказался в самом сердце тёмной и мистичной стихии, ― и при этом очень живой… Это была от начала до конца моя стихия. Я словно вновь попал к себе домой, туда, где не был уже долгие-долгие годы…

Она отпустила меня очень мягко и легко, так, что я в определённый момент вновь осознал себя лежащим; я продолжал интенсивно дышать. Тогда же родилось где-то внутри понимание: сегодняшнее путешествие закончилось.

Я открыл глаза…

После погружения

Всё вокруг было энергией.Всё вокруг состояло из энергий. Где-то с минуту я разглядывал людей: как тех, кто только выходил из зала, так и ведущих, которые оставались с нами до конца. Такое чувство, будто я видел их впервые… Я воспринимал их не в виде оболочек-тел с названиями-именами, ― я воспринимал их как живые энергии.

Присел. В правых руке и ноге что-то бурлило и дрожало; это ушло спустя пару минут. Всё это время я сидел, глядя перед собой. Около минуты разглядывал свою обувь и не мог понять, чьё это, ― всё вокруг как будто лишилось привычных ярлыков и названий.

Когда я шагал по направлению к бумаге, краскам, карандашам для рисования мандал, заметил в себе перемены. Внутренние перемены, которым я не могу подобрать объяснений и сейчас. Нарисовав мандалу, я почувствовал ещё ярче и чётче: что-то внутри меня стало другим. Кардинально другим. Как будто меня лишили тяжёлого мешка, что я тащил на спине долгое время: тело и чувства были наполнены удивительной лёгкостью.Легко-легко.

Холотропное дыхание Я ситтер


Холотропное дыхание Я холонавт