В этом году я поняла, что возможно путешествовать в другие миры не прибегая к помощи психотропных средств. Я всегда так думала, но теперь точно убедилась. Такие вещи как Холотропное дыхание или шаманские путешествия дают такую возможность. И думаю, что это не полный список.

Далее описан мой опыт, где была, что видела, что чувствовала.

Мое племя

Когда расслабились и начали дышать, ведущий сказал, что можно представить себя в корабле, парус которого надувается от нашего дыхания. Он плывет и уносит нас все дальше. Этот образ мне очень понравился, и я действительно поплыла. В какой-то момент мне показалось, что я выдыхаю мысли и вдыхаю энергию. Я стала надуваться как воздушный шар. Потом мое тело стало напрягаться, выгибались руки и позвоночник. В какой-то момент у меня возникло ощущение, что посередине ладоней появились глаза. Потом мне показалось, что у меня на концах пальцев липучки как у ящерицы, а потом они тоже превратились в глаза.  Я попыталась даже посмотреть ладонями на поляну, где проходило дыхание. Потом раковина каждого уха у меня выросла, превратившись в большой локатор  и я стала похожа на Большого Уха из детского мультика. Я двигалась в такт музыке то вправо, то влево. Потом из ушей у меня выросли какие-то длинные штуки, как языки у хамелеона. На голове появилось что-то в виде щупалец, тонкие и мягкие, как у живых кораллов, с глазом на конце каждого. Каждым своим новым органом я воспринимала мир и меня это радовало. Мне вообще было радостно и хорошо. Мое тело стало большим и мягким, позвоночник исчез, я стала похожа на наполненное водой существо типа медузы. Все мое массивное водянистое тело приплясывало и сотрясалось в такт музыке. Мои ноги тоже имели глаза на ступнях, но наступать было не больно. В таком вот виде я отправилась в путь. Я шла, потом поплыла на лодке, все быстрее и быстрее. Потом очутилась в странном мире. Там было темно и горизонт очень низкий, как бы приплюснутый. Я подумала что это наверно какой-то слой Нижнего мира ( по шаманской терминологии). Я двигалась по нему вперед.

Я очутилась на поляне среди типи. Здесь тоже было темновато, но горизонт уже не такой низкий. Это было место, где жило племя. И я почувствовала, что я уже человек и я  живу в этом племени. Образы быстро проплывали перед глазами – костры, бубны, дым, мамонты вдалеке, пушистые хвосты, висящие около хижин, люди монголоидной расы. Я не знаю, было ли это какое-то реальное племя или собирательный образ. Была это моя прошлая жизнь или просто видение. Меня это совершенно не интересовало. Потому что мне было хорошо. Так хорошо как никогда в жизни. Я чувствовала себя  частью этого племени, всех этих людей, живущих тут. Они все — мои родные. Чувство настолько сильное и прекрасное, охватило меня,  что я не могла сдержать слез и плакала. У меня на глазах лежал платок, он впитывал слезы и стал совсем мокрым. Я не помню конкретных лиц и конкретных людей. Не помню даже, что мы делали. Но это было не важно. Меня наполняло мощное и одновременно очень интимное  ощущение единства и своей включенности в их жизнь.

В моей обычной реальности много тревоги, беспокойства и оторванности. Там же я была на своем месте. Вся жизнь наполнилась смыслом, покоем и любовью. Это ощущалось физически. Такого я никогда не испытывала.

Честно говоря, в нормальном состоянии я никогда не питала особого пиетета к первобытным племенам. Их жизнь мне казалась скучной – убогий быт, физическая работа. Но там я поняла, что все совсем не так. Каждый окружающий предмет – от дерева до котелка наполнился энергией, имел душу и был связан с другими. И каждое бытовое действие насытилось смыслом, любовью и энергией. Даже мытье посуды стало духовным актом. Я долго пребывала в этом племени, наслаждаясь и одновременно рыдая. Обе эмоции с одинаковой интенсивностью жили во мне.

В какой-то момент я увидела типи пустыми, покинутыми. Я не знаю, что случилось и куда все ушли. Мне было грустно, но одновременно и спокойно. Даже если это был конец жизни племени – это не воспринималось как трагедия. Потом я  снова очутилась среди людей. Был момент, когда я увидела себя в стае волков. Я тоже была волчицей. Вокруг все было в синем ночном свете.

Потом образы прошли, но эмоции остались. Мое тело почти болело от этих чувств. Эмоция словно была в каждой клеточке. Мне показалось, что я больше не выдержу. Я вспомнила, что некоторые люди заканчивают раньше, чем все, что не обязательно дышать все 3 часа. И ошибочно решила, что тоже могу перестать. Я села. Но эмоции кружили как вихрь вокруг меня, слезы снова подступали к глазам. Я накрылась с головой  своим полупрозрачным платком. Потом села к краскам и решила, что надо бы нарисовать мандалу. Мой взгляд рассеянно бродил по цветам.  Ко мне подсел ведущий. Он спросил как я себя  чувствую и сказал, что я очень рано вылезла и мне надо еще подышать. Он говорил очень мягко, спокойно, сидел рядом, от него исходило тепло и дружеское участие. Он был как будто из моего племени. Я сначала сказала, что закончила, но потом подумала, что если уж мужчина из моего племени говорит, что надо еще подышать, то, пожалуй, действительно надо.  И легла на место. Я снова вернулась в племя. Увидела там человека в шкуре медведя. Кажется, там это был мой муж.

Потом я свернулась калачиком в позе младенца. Но не я не чувствовала себя младенцем. Я была желудем. Я точно знала, что мои подогнутые ноги – это корешки,  а собранные на груди руки вырастут в огромные ветви с листьями. Потом образы кончились.

Ничего больше не происходило, да я и не хотела. Я стала думать, что же все таки значит для меня образ племени. И поняла. Это было то, чего мне больше всего не хватает в моей обычной жизни. Я все время ощущаю разрыв между собой и другими людьми, окружающим миром, предметами, временем. Я как отрезанный ломоть. В детстве довелось испытать мало ласки и доброй любви.  Потерянность, холод, отсутствие смысла – все это тонкой струйкой всегда течет между мной и вещами, между мной и друзьями. Я никому до конца не доверяю. Боюсь себя, боюсь людей. И, возможно, поэтому у меня пока нет того, чего я больше всего хочу – своей семьи и своего коллектива.

Но после этих ощущений жизни в племени я поняла, что может быть по-другому. Что я могу доверять людям, любить их, чувствовать на уровне организма. Не важно в прошлой жизни или только сейчас, но я испытала эти чувства и они меня изменили.